Главная


ЮРИЙ СПЕСИВЦЕВ

СУДЖАНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО – ИСТОКИ КАЗАЧЬЕЙ КУЛЬТУРЫ

Из журнала «Звонница» (2012)

Проследить истоки возникновения казачества на суджанской земле не так просто, так как его история теряется в глубине веков. Суджанская земля, как убедительно доказал известный суджанский исследователь А. И. Дмитрюков, относилась к тем землям, где исконно проживали казаки. Местное казачье население называлось черкассами, «перевертнями». Это название произошло от названия передовых отрядов казачества, которые могли выполнять особые задания — вести разведку, появляться и исчезать неожиданно в разных местах, переодеваться в неприятеля, вести скрытый образ жизни, даже при необходимости из мирного населения превращаться в грозную казачью силу. Как и пластуны, перевертни участвовали в разведке, и если пластуны — это разведка полевая, то перевертни — это значительное по количеству в основном оседлое казачье население. Один из важных признаков перевертней — это умение создавать подземные жилые помещения, подземные ходы, лазы. А также подземные монастыри и храмы. Важным делом у них было занятие ремеслами, необходимыми для ведения казачьей жизни. Первым из ремесел почиталось кузнечное, так как необходимо было иметь всегда готовое к бою оружие, подкованных лошадей. Другим ремеслом, как правило, почиталось гончарное, так как всегда нужно было уметь приготовить еду, прокормить семьи, кроме того, это ремесло почиталось произошедшим от Бога, от самого сотворения первого человека Адама. Естественно, что выпечка хлеба, добыча меда диких пчел, а затем и устройство пасек было привычным занятием для казаков. Очень важным занятием было винокурение, выгонка из хлеба хмельных напитков, вина, горилки, бражки.


Жилым помещением у перевертней была хата, курень — углублённое в землю до крыши помещение. Такое жилище очень незаметно было в лесостепи, характерной для этих мест. Татары часто проходили мимо таких поселений, не замечая их, зато казаки могли наносить удар в тыл татарам и часто отбивали угоняемых пленных.

Такой образ жизни казаков-перевертней был в обычае, уже начиная с XIV века, когда после татарского нашествия часть населения вынуждена была учиться жить под постоянной угрозой нашествий врагов. Приграничный характер жизни населения суджанской земли выработал в своей основе вольный казачий народ, какой проживал в этих местах в XV — XVI столетиях. Из исторических источников известно имя этого казачьего народа «севрюки», потомков древних жителей этой земли славян — «северян». «Перевертни», судя по всему, были частью этого народа, проживавшего в непосредственной близости между Русью и степью.

Регион обитания казаков-перевертней — это территория Слободской Украины и части Полтавской области, которая относилась к территории гетманщины. Фактически эта территория начиналась от впадения в Днепр таких рек, как Псёл и Ворксла, на юге и заканчивалась бассейном реки Сейм в современной Курской области России. На западе это регион ограничивался водоразделами рек Сулы, Сейма, Десны, а на востоке — это река Северный Донец и река Оскол. Эти земли были издавна обитаемы славянами, которые всегда проживали на границе двух миров — миром земледельцев и миром кочевников. По этой причине воинское дело было привычным занятием жителей этих мест с глубокой древности.

Упоминание о перевертнях как названии части жителей Суджанского уезда относится к концу ХIХ века. В то время этот термин употребляли для обозначения тех жителей, которые утратили национальные черты или «великороссов», или «малороссов». Однако уже в то время исконное понятие этого слова вызывало споры среди специалистов.

В журнале «Киевская старина» в марте 1886 года Евгений Максимов публикует статью «Страничка из истории Слободской Украины» /Историческое прошлое Суджанского уезда/», где он пишет: «Такими «перевертнями» могут считаться почти все жители малороссийской части Суджанского уезда. Правда, они еще настолько крепки своей национальности, что только коренной «черкасс» или очень внимательный наблюдатель могут указать пошатнувшиеся национальные устои. Но, тем не менее, они пошатнулись или приняли иные формы, в которых сказывается народный дух и народное творчество. Изучение этих-то форм народной жизни, которыми суджанский «перевертень» отличается от коренного «хохла» или «москаля», должно представлять особый интерес как с точки зрения этнографической, так и более широкой исторической».

Это одно из первых упоминаний о суджанских перевертнях в научной литературе. Более того, он призывает к научному изучению этого населения как части украинского народа. Однако в данной статье автор упорно отходит от того, чтобы назвать часть жителей Суджанского уезда казаками, вместо этого он употребляет термин «малороссы», что явно искажает истинную историю термина «перевертень». Так как этим термином сами себя называли потомки суджанских казаков, ничуть не стесняясь этого. К сожалению, именно исследователи старины в конце ХIХ века стали усиленно искажать историю этих мест, показывая только те факты, которые устраивали официальную политику того времени, стремились стереть у населения память о казачестве и казачьей культуре. Этому способствовало дворянство, желавшее оправдать своё владение крепостными и землёй особенно в конце XVIII века, когда было необходимо расказачить значительную часть жителей уезда. Историческая наука того времени также внесла немало путаницы, особенно с такими терминами, как «Дикое поле», утверждая, что эти места после нашествия татар — все земли на юг от реки Сейм — были заброшены и не имели населения. Часть дворянства этим оправдывала захват казачьей земли, стравливая сознательно население «русское» и население «украинское» и вовсе не упоминая об исконных обитателях этих мест — «севрюках» или «казаках-перевертнях».

В настоящее время только тщательный анализ различного рода документов позволил установить, что суджанское казачество ведёт свою историю не только от переселенцев с разных мест Украины, но и от местного населения, которое именовалось в документах «севрюками» или «литовцами».


ИСТОКИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ СЕВРЮКОВ И КАЗАЧЕСТВА НА ТЕРРИТОРИИ СУДЖАНСКОЙ ЗЕМЛИ

Первые исследователи истории и археологии Суджанского уезда, такие как Дмитрюков и Самоквасов, убедительно показали, что на этой территории в VIII-X веках проживали славяне племени «север», которые вошли в состав Киевской Руси и основали города-крепости, в том числе на территории суджанской земли — это Горнальское городище.

Причем территория эта была достаточно густо заселена славянами этого племени, что показывают многочисленные курганные захоронения, которые часто встречались в Суджанском уезде и теперь полностью распаханы. Изучая историю этих мест, многие исследователи обратили внимание на то, что вопреки утверждению о том, что эти места не были заселены в XIV-XVII веках, они нашли примеры того, что некоторые названия местности явно имеют происхождение ещё до монголо-татарского нашествия.

Приведем некоторые из них, взятые из книги А. И. Терлецкого «Исторические заметки о городе Судже и его уезде». Автор утверждает, что население в нынешнем Суджанском уезде уцелело и продолжало существовать и во времена татарщины, как и после него.

1. В Суджанском уезде есть село Косторное на реке Реуте, которое упоминается в летописи 1275 года. Кроме того, оно упоминается под 1627 годом в топографическом исследовании «Книги Большой Чертёж». Это село существует и в наше время.

2. Около села Горналь существовали городища, названия которых донесли, очевидно, местные жители до времен массового заселения этих мест выходцами из Украины в XVII веке. Это название «Девичье городище». Упоминается оно первыми монахами — основателями монастыря в 1671 году в прошении царю Алексею Михайловичу основать монастырь на месте Девичьего городища у реки Псёл. Только жители могли сообщить монахам название этого места. А. И. Дмитрюков, проводя раскопки в 1829 году записал рассказ старожилов о том, что «О большом городище говорят, что там жила какая-то царица, и предание указывало жителям села Горнали на место в ближайшем к городищу овраге, в котором будто бы находится погреб с сокровищами». Значит, жители рассказывали монахам, так же как и Дмитрюкову, о Девичьем городище около села. В жителях села Горналь можно усматривать частицу населения северского племени славян ещё и потому, что они сохраняли гончарные традиции от древнейших времён до 50 годов ХХ века.

3. В Суджанском уезде есть село Кривицкие Буды, расположенное на реке Стригосле, она упомянута в описании стольника Герасима Рагозина в 1664 году. Очевидно, что название реке дано по названию славянского божества Стрибога. Название речки можно  отнести к временам дохристианским. Население, жившее около реки, и сохранило древнее название этой реки.

4. Само место, где возник город Суджа, а именно на реке Суджа, тоже имеет истоки своего происхождения названия в более отдаленные периоды, чем XVII век. Впервые река Суджа упоминается в описании польских дорог 1584-1598 гг., значит, в то время уже могло быть на этой реке селение, жители которого сообщили переселенцам о названии реки в середине XVII века. Более того, местные легенды рассказывают о нахождении в этих местах поселений, названных до основания города Суджи.

Легенды упоминают и о том, что гетман Пётр Сагайдачный в 1617 году проходил по территории этой земли, и упоминают населённые пункты, проходимые его войсками, это Замостье, Забродок и Гончарная Гора. Про Сагайдачного поют песни жители уезда и в наши дни. Таким образом, какая-то часть населения должна была жить около места Суджи, чтобы сохранить эти легенды.

5. Господин Благовещенский, принимавший участие в статистическом описании Суджанского уезда в 1883 году, слышал от крестьян с. Хотежь-Колодезь, что прежде, чем занять место под село, они вытеснили какой-то коренной народ, названный ими «бычками». Это прямо свидетельствует об обитаемости этих мест местным населением. Впервые село упоминается в 1686 году в числе деревень и сёл, которые должны были нести повинность по заготовке сена для войсковых нужд, собирал сено суджанский воевода Василий Сибилёв.

6. В описании дворян, проживавших в 1767 году в Суджанском комиссарстве Сумской провинции, значились в пустоши Севрюжской — владение бригадира Михаила Дубнянского, ротмистра Фёдора Дубнянского и майора Якова Дубнянского. Название пустоши указывает на то, что до её заселения владели этой землей севрюки — прямые потомки давних жителей этих мест, славян-северян. Это село носит название Лебедевка, и местные жители до сих пор сохраняют рассказ о том, что первым поселенцем в селе был казак Лебедь. Это ясно указывает на связь между казачеством и севрюками, исконными жителями этих мест.

7. В пустоши Локонской — владение квартирмейстерши Прасковьи Григорьевны Бобовниковой, находящиеся по реке Локне. Между тем река Локня упоминается ещё в 1127 году, когда русские воеводы остановили половецких послов на этой реке и отправили их в Курск. Очевидно, что местное население сохранило название реки до XVII века.

Таким образом, есть прямые исторические свидетельства, указывающие на то, что на территории Суджанского уезда до середины XVII века, когда началось массовое заселение этих земель украинским населением и русским, в этих местах обитали исконные жители — севрюки, которые вели скрытный образ жизни ввиду постоянной угрозы нападения татар. Мирно они смешивались с приходившим украинским населением, которое также вело казачий образ жизни.

Чтобы обратиться к исторической ситуации возникновения казачьей культуры на суджанской земле, нужно понимать историческую ситуацию, которая складывалась на границе между Русью и степью в известные исторические периоды. Вхождение племени северян в состав Киевского государства произошло при князе Олеге, до этого они находились под данью хазар. Эти сведения зафиксированы в летописях IХ века, поэтому не вызывают сомнений в том, что в этот период территория Суджанского уезда была заселена северянами и жизнь в городищах и селениях продолжалась вплоть до XIV века. Эти земли входили в состав Киевской Руси, а затем отдельных княжеств Черниговского, Новгород-Северского, Курского, Рыльского. После нашествия татар в XIII веке попали в зависимость от татар. В 1284 году эти земли, находящиеся в полной зависимости от хана Ногая, взял в управление баскак Ахмат. Во владениях рыльского князя он устроил две слободы и населил их татарами с целью сбора дани с местного населения. Предполагают, что одной из слобод могла быть Суджа. Однако исследования курского археолога А. Ю. Липкинга убедительно показали, что одна из слобод находилась на месте Бесединского или Ратского городища, там была найдена поливная керамика периода Золотой Орды, типичная для татарских поселений. Вторая слобода также была найдена под Курском в селе Лебяжьем, там тоже много ордынских фрагментов керамики, а также захоронения татар в достаточно большом количестве, а также монеты 1350-1351 годов, отчеканенные при хане Джанибеке. Известно, что жадный Ахмат вконец разорил курскую землю. Два курских князя подняли восстание — Олег Рыльский и князь Святослав Липовецкий, они напали на татарские слободы и разорили их. Ахмат пожаловался хану Ногаю, и он отправил войска на подавление непокорных князей, их княжества были разорены и разграблены, а сами князья с семьями смогли убежать. Ахмат восстановил свои слободы. Через год Святослав напал на сыновей Ахмата и их войска, часть татар перебил, а сами сыновья чудом спаслись, укрывшись в Курской крепости. Но князь Рыльский Олег испугался того, что Ахмат будет мстить, и убил смелого князя Святослава. Племянник Святослава — Александр, мстя за брата, убил князя Олега Рыльского. Такова печальная повесть о владычестве татар над Курским краем. Татарские слободы пришли в запустение в XIV столетии, до этого периода в них жили и татары и русские. Таким образом, земли, лежащие по реке Псёл, избежали тех бедствий, что обрушились на Курское княжество. Но можно предположить, что они не раз подвергались грабежам и разорению со стороны татар. А жители суджанской земли, видимо, участвовали в восстаниях против Ахмата, стали жить в этих местах тайно, укрываясь и уклоняясь от встреч с войсками татар. Возможно, что эти люди и положили начало казачеству и той фактически партизанской войне, которая продолжалась против татар.

В XIV веке литовский князь Гедимин в числе других областей покорил и Курское Посемье. В это время ещё сохранялись небольшие местные княжества, которые перешли на службу литовских князей, а затем вошли в состав Польско-Литовского государства, которое вынуждено было заботиться об укреплении границ, посылая желающих нести службу в составе объединённых русско-литовско-польских дружин. Стали возникать засеки и небольшие замки-крепости, под защитой которых стали развиваться ремёсла и промыслы. Одна из таких крепостей находилась на реке Псёл, это известное Годчевское городище в XIV веке, на его месте была крепость-замок.

Очевидно, что и жители земли суджанской приспосабливались к жизни под постоянными нападениями татар и властью польско-литовских феодалов. В это время и стала складываться казачья народность из потомков северян — «севрюков», которые оказались на первом рубеже обороны от татар. Переход Рыльского и Новгород-Северского княжеств под власть Москвы в 1500 году, вероятно, не касался южной части Суджанского уезда, где жило хотя и редкое, но активное население — это потомки северян — севрюки, казаки, которые в своем укладе вели военный образ жизни. В летописях XVII века это население также именовалось «литовцами», то есть теми, кто находился под зависимостью Литвы. Нужно признать, что среди жителей могло быть какое-то количество действительно литовцев или поляков, поселившихся в этих местах, но в основном это было русское население, проживавшее здесь со времён Киевской Руси.

В таких условиях на землях юга России и Украины в бассейнах рек Псёл, Ворксла, Сейм и стало формироваться казачье население, которое именовало себя перевертнями, а именно передовым казачьим населением, которое первыми принимало на себя удары врагов. Территориально они оказались в Диком поле на земле, которая не была под властью украинских гетманов или русских царей, поэтому у них выработался особый способ жизни, теперь малоизученный и практически неведомый современным историкам. Косвенные свидетельства мало проливают свет на жизнь этих людей в Диком поле. Формально ногайские татары считали этих людей своими подданными, а земли — под своей властью, но фактически скрытный и вооруженный образ жизни не давал татарам полной власти над этим населением, а чаще всего, чтобы постоянно иметь с них дань, они, проходя через их земли, их не трогали. Обратимся теперь к образу жизни казаков-перевертней и их традициям и обычаям.


КУРЕНИ

Основное жилище казаков –  курень. Он представлял собой широкую и глубокую яму, в которой помещалось от 5 до 10 человек.  Внутри стены обмазывались глиной, укреплялись на подпорках вместе с кровлей. Она состояла из земляной насыпи, и поверх её покрывали соломой, очеретом, травой. Могли также делать крышу из плетёного хвороста, а поверх насыпали землю, кровля обрастала травою и сама она делалась на одном уровне с землёю. Через деревянные трубы или просто дыры от печей выходил дым и обкуривал верх, отчего произошло название «курень». В курень входили по земляным ступенькам, двери делали крепкие, хотя и небольшие, внутри затворялись деревянной задвижкой. Посреди куреня стояла кирпичная печь, но иногда просто разводили огонь, дым от которого выходил через двери или окна. Окна в куренях делались редко, а если делали, то их уровень  был выше земли. Курени занимали значительное по размеру пространство, которое можно сравнить с городом. В куренях, как правило, жили казаки, которые не вступали в семейные связи, жили холостяками, вне селений. Они отличались храбростью, удалью, воинственностью и весёлым характером. Управляли ими куренные атаманы, либо кошевые атаманы. В наиболее выгодных в военном плане местах курени располагались таким образом, чтобы они были незаметны, а вместе с тем близки от селений. Чтобы при необходимости оказать помощь в случае нападения врагов. Около куреней делали насыпи в виде курганов, на которых выставляли караулы, которые следили за подходом врагов.


ПОДЗЕМЕЛЬЯ


В более возвышенных местах возводились также подземные жилища, чтобы жители во время набегов татар могли укрыться от нападения. В таких подземельях устраивались даже подземные храмы, в обычное время в них могли обитать монахи. Система вырытых в земле подземных ходов строилась таким образом, чтобы были выходы к воде, лесу, глубокому оврагу. Системы подземных сооружений, относящихся к истории казачества, известны в таких старинных казачьих местах, как Харьков, Опишне, Суджа, Ахтырка. В основном к настоящему времени сохранились только народные легенды, были и воспоминания старожилов, рассказывавших о таинственных подземных ходах. Однако есть и фактический материал, связанный с системой подземной жизни в наших местах. Украинский археолог и историк Анатолий Щербань изучает историю подземелий в Опишном, известном центре украинского гончарства, где система подземных ходов стала складываться в XVII столетии, а возможно, и гораздо раньше этого времени, и связывается с историей казачества. Мне во время своего пребывания в Опишном в 2009 году удалось побывать в таком подземелье предположительно XVI-XVII веков и увидеть православные кресты и надписи на стенках, ниши для каганцов. Такие же подземные коммуникации находились и под городом Суджей и ближайшими слободами. Об этом говорят и местные легенды, и рассказы старожилов. А также опубликованные в XIX веке материалы местных исследователей. Самые ранние из них стали возводиться казаками — перевертнями, вероятнее всего, ещё в XIV-XVI веках, а затем они укреплялись и расширялись в XVII-XVIII столетиях, находясь под контролем сотников и полковников слободских полков. Изучение их — достаточно опасное занятие, так как вырыты они были в большей части в глеевых глинах на большой глубине. Однако именно эти исследования могут пролить свет на историю казаков-перевертней, подтверждают факт их существования. В Судже эти подземелья не были изучены. Не только в Судже, но и других местах района также были случаи обнаружения подземных ходов. Значительная сеть подземных сооружений находилась в селе Горналь на территории монастыря.

Это и подземные кельи и ходы, созданные монахами монастыря, а также более древние, созданные в дохристианский период.


ХАТЫ


Хата — основное жилище местного казачьего населения. Они строились обычно из леса и обмазывались глиной с двух сторон. Хата разделялась на две половины, в одной живут и готовят кушанье, а в другой принимают гостей, это помещение называлось свитилкою. Пол мазали глиной. Печи у более зажиточных казаков делали из изразцов, красных неполивных, которые потом белились, и поливных, муравлёных, покрытых глазурью. У бедных печи тоже белились и расписывались глиной разных цветов. Окна в хатах большие, внутреннее убранство опрятное. Наружные стены белят мелом, от чего они имеют нарядный вид. Хаты покрыты соломой и очеретом, у более богатых — дранью или тёсом. Трубы в хатах кирпичные. Хата, как правило, это часть усадьбы, в которой имеется двор, обозначенный плетнём, и хозяйственные постройки — хлева, амбары, конюшни. Они имеют вид мазанок, то есть изготовляются из плетня, обмазанного глиной. Хорошие хозяйки следят и регулярно, обычно к большим праздникам, белят жилища, отчего они не имеют тараканов и других насекомых. В хороших подворьях около двора расположен сад, состоящий из груш, яблонь, вишен, дуль, чернослива, бергамота, черешни, смородины, малины. Душистая зелень дополняет сад ароматом мяты, руты (резеда), любистка, васильков, калины, сирени, незабудок и других цветов и лекарственных растений. За садом обычно расположен огород, а далее сенокосный луг, пастбище для скота и гусей, бахча. У казаков-ремесленников хата служила ещё и местом для занятий ремёслами: гончары для работы использовали хаты реже, они имели отдельную мастерскую, кузнецы имели кузню недалеко от дома, но ближе к дорогам, речкам, болотам. Ткачи использовали хату как основное место работы. Важными занятиями было также бортничество — добыча меда диких пчёл или устройство пасек. С давних пор суджанские казаки занимались устройством шинков и вольным винокурением. Обычно изготовление хлебной водки — горилки происходило с помощью медных котлов, которые делали и ремонтировали котляры — мастера-медники, отсюда и исконная суджанская фамилия Котляровы.

Продолжение следует


Источник: Журнал «Звонница» (Белгород) № 16, 2012, стр. 75-81


Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2017



Следующие материалы: