Главная // Книжная полка


АНАТОЛИЙ ПАПАНОВ

МИНУТЫ СЧАСТЬЯ — НАША МАЛОСТЬ…


ПОСЛУШАЙ, ДРУГ…


Послушай, друг, что небо говорит,
Что нам поёт в пути уставший ветер.
А Млечный путь всё так же чист и светел,
И звёздочка Полярная горит.

Послушай, друг, что море говорит
И шепчут волны тихого прилива.
А свет луны скользит неторопливо
И этот путь уже не повторит.

Послушай, друг, что горы говорят,
Когда сквозь облака летит лавина.
И так ли жизнь наивна и невинна,
Когда вершит неправедный обряд?

Послушай, друг, что говорит земля,
Когда рассвет серебряный струится,
И по ночам давно уже не спится,
Когда свой пух роняют тополя.

Послушай, друг, давай поговорим,
Покурим на задворках мирозданья.
Всё реже встречи, чаще расставанья,
И этот путь уже неповторим.



МОЁ ЗАХОЛУСТЬЕ

Ни в какие чужие края
Память детства меня не отпустит.
Всё жива деревенька моя,
Моя вера, моё захолустье.
С большака через луг и поля
Я пройду три версты тихой грусти.
Золотые мои тополя,
Золотое моё захолустье!

Старый сад, три десятка дворов,
Сладкий привкус полынного зноя,
Три ветлы и родительский кров
Посреди тишины и покоя.
Каждый шаг здесь до боли знаком,
Не спеши! Дай душе осмотреться.
Видишь — в комнате рядом с окном
Спит твоё босоногое детство?

Здесь всё та же в колодце вода
И слышны соловьиные трели.
Видишь — с неба упала звезда?
Это годы твои пролетели.
Здесь всё те же в пруду камыши,
Тихой заводи берег пологий.
Посиди, отдохни, не спеши
И забудь про печаль и тревоги…

Я уйду в предрассветную рань,
Три версты — путь недолгий и горький.
Оглянусь — спит моя глухомань,
И Россия вдали на пригорке.



ФРАГМЕНТ АВТОБИОГРАФИИ

Отец не думал, не гадал,
Мать сомневалась, быть ли проку.
На Юрьев день — никто не ждал —
Родился я, не выждав срока.
И рос как все. Под стол пешком
Я на Покров пошёл спокойно
И, чтобы выглядеть достойно,
Гонял по лужам босиком.
Водил коней на водопой
И пас коров с соседом Витей,
И старенький отцовский китель
Служил мне летом и зимой.
На зависть всем носил планшет —
Моё отцовское наследство,
Где фронт Калининский и детство
Лежали рядом восемь лет.

Со старой правленной косой
И в кровь разбитыми руками
В рядок вставал я с мужиками
За первой утренней росой.
И, доставая «Беломор»,
Отец ругался для порядка,
Что прижимаю слабо «пятку»,
Хоть на подъём, конечно, скор.
И рукавом сметая пот,
Кваску хлебнувши до отвала,
Не знал я — много или мало
Со мною выпало хлопот…

Мелькнуло детство, как звезда,
Перечертив ночное небо,
Оставив вкус ржаного хлеба
В мои беспечные года.
Живу, и помнится пока,
Откуда тянется дорога,
Как мать, склонившись у порога,
Даёт мне кружку молока.
Я пью парное молоко,
Смеётся мать, забыв усталость.
Минуты счастья — наша малость…
Как близко всё и далеко,
Что в детстве было и осталось.



ОКТЯБРЬ. 1964 ГОД


Мать с ведром, а я с ведёрком,
Не спеша, легко и весело
Мы шагаем по пригорку
До терновника, в залесье.
И плывут по небу тучи,
И летят по небу стаи,
И терновник не колючий.
Я смеюсь, еще не зная
То, что осень с Покровами,
С кислой ягодкой в ведёрке,
С синей дымкой на пригорке
Будет сниться мне и маме.
Я в чужой уеду город —
К новой жизни, к новым людям,
В суету унылых буден
И вернусь совсем не скоро.
Только осени не будет —
С тем сиреневым рассветом,
Стаей птиц под облаками…
Всё пишу я письма маме
И давно не жду ответа.



ТРОИЦА

Июнь. Уставшая жара,
И тишину качает вечер,
И долгой, чистой русской речью
Течёт река. Уже пора
Бить косы — вышли в пояс травы,
И в звёздном небе величаво
Гуляет месяц до утра.



ЛЕТО УХОДИТ…

Из цикла «Мой некрополь»

                 Светлой памяти Виталия Ануфриевича Собровина,
                 показавшего нам нашу Родину


Август и Спас. Почернела река,
Стаи в полёте ещё не устали.
В утреннем небе плывут облака…
Белые горы… Синие дали…

Убрано поле. Стога до небес,
Словно для выставки — славно сметали.
Дышит осенним предчувствием лес…
Белые горы… Синие дали…

Август и Спас. Серебрится роса,
Будто все звёздочки с неба упали.
Средняя русская спит полоса…
Белые горы… Синие дали…

Лето уходит. Приходит печаль
С дымом костров над опавшей листвою.
Белые горы… Синяя даль…
Август и Спас. Белогорье родное.



ПЕЙЗАЖ


                 Григорию Новикову

Подрамник, холст, палитра, кисть.
Мазок, мазок. Рука застыла.
И видишь — солнечная высь,
И в небе облако застыло.
Ещё мазок. Остановись.
Ручей течёт неторопливо,
Как наша жизнь. Такая жизнь —
Скупа и противоречива.
Опушка, лес, блестит трава
Июньской золотой росою.
Простой пейзаж. К чему слова?
Здесь всё знакомо и родное.
Раздолье русское, простор
В своём величье скромном, скорбном.
А мастер сам с собою спор
Ведёт, оставшись недовольным.
И вновь мольберт, палитра, кисть.
И Русь всё та же — лес да поле.
Течёт ручей. И наша жизнь —
С печалью, радостью и болью.



ДАЛЬНИЙ ПОЕЗД

И был перрон, и был вокзал,
Билет на поезд самый дальний.
Я уезжал и приезжал
В мой город, тихий и печальный.

И пусть меня никто не ждал,
Не тратил время я на сборы.
Издалека меня встречал
Вокзал зелёным семафором.

Я на прощанье руки жал
И улыбался проводницам,
И всем попутчикам желал
Домой скорее возвратиться.

С подножки прыгал налегке
Навстречу суете вокзальной.
И оставался вдалеке
Вагон и поезд самый дальний.

…И был перрон, и был вокзал,
И было солнце золотое.
Я столько в жизни растерял,
Но нет и не было покоя.



ВСЁ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

Когда повеет холодом
И мимо смерть прокатится,
То вспомнишь — были молоды,
Да вот пришлось состариться.
Застрянет боль занозами,
И сердце вдруг расстроится.
А небо дышит грозами
И, кажется, расколется.
И жизнь копейкой медною
Под старый пол закатится.
Живу, живу, не ведая,
Что сбудется, что сладится.
Что было, что останется,
Что канет мертвой поступью?
А Млечный путь качается,
И звёзды с неба россыпью.
И звёздный след теряется
На перекрёстках Млечного…
Всё только начинается
В пределах бесконечного.



Я БЫЛ НЕ ОДИН


Млечный Путь, разорвав облака,
Серебристым сорвался потоком.
Слава Богу! Живём мы пока
По оплаченным срокам.
Что поделаешь, жизнь коротка,
Не убавить её, не прибавить.
Но течёт в наших жилах река
Под названием — память.
Посмотри на её берега.
На её водопады и мели:
Слава Богу! Мы живы пока,
Лишь слегка постарели.
И всё чаще грустим мы о том,
Что всё реже и видим, и слышим
Старый сад и родительский дом,
Запах сена и вишен.
И давно беспокойно светлы
Наши сны на исходе недели —
Тихий пруд и родник у ветлы,
И черёмух метели.
Снова снятся роса и сирень,
Плачет мать, провожая в дорогу.
Слава Богу за прожитый день,
И за ночь — слава Богу!
За промёрзшие гроздья рябин,
Жаркий полдень и звёздное небо.
Слава Богу! Я был не один
И не помню, что не был.



Подборка составлена из стихотворений, опубликованных на странице Анатолия Папанова в социальной сети «ВКонтакте» в 2020–2022 гг.



На страницу автора


Марина Щенятская, Виталий Волобуев, подготовка и публикация, 2022


Предыдущие материалы: